В 20 лет меня отдали замуж за еле знакомого человека история

В 20 лет меня выдали замуж за еле знакомого человека

Автор: Али Нуджуд, Перевод: Колябина Екатерина, Книга: Мне 10 лет, и я разведена, Родители насильно выдали меня замуж за мужчину втрое старше меня. В этой книге описана реальная история маленькой йеменки, которая Века сменяли друг друга, и многочисленные завоеватели стремились. Меня без моего согласия выдали замуж в 20 лет. Мой отец сильно болел, мы очень бедно жили, еле сводили концы с концами. Со стороны жениха было только 2 человека, он и его друг. Она сказала «привет» меня зовут Алёна и провела меня в зал, за накрытым столом уже сидел малыш лет 4. Почти три года назад, когда мне было 17 лет, меня выдали замуж Я то он либо у родителей остаётся, либо у старшего брата за компьютером. сказал: «Дарите друг другу подарки, и вы полюбите друг друга». Удивительная история покаяния прелюбодейки · Прочитавшему это дуа.

Мы с братьями и сестрами выбежали на улицу и принялись собирать маленькие льдинки в тазик. Я гордо их пересчитывала, потому что в школе научилась считать от одного до ста. После того как град растаял, мы брызгали друг на друга прохладной водой, чтобы освежиться.

Мона, которая с момента переезда в Сану стала ворчливой и раздражительной, в подобных исключительных случаях даже веселилась вместе с нами.

Она приехала через два месяца после нашего бегства из Кхарджи, вместе с супругом, в спешке вошедшим в ее жизнь. Со временем к Моне стали возвращаться ее привычная улыбка, лукавый взгляд и чувство юмора, которое так часто раздражало Omma. Моя сестра выносила двух очаровательных детей, Мониру и Нассера, и буквально светилась от счастья, когда держала их на руках.

Наша семья и семья ее мужа в конце концов даже сблизились. А для укрепления этого союза было решено женить Мохаммеда на одной из сестер моего деверя, в духе традиции sighar [13].

Казалось, что жизнь наладилась, но это было не. И однажды муж Моны исчез из нашей жизни, причем одновременно с моей старшей сестрой Джамилей. Неужели они, как и Фарес, сбежали в Саудовскую Аравию, в надежде заработать много денег и привезти нам электронные игрушки?

Или телевизор, который показывает цветные мультфильмы? Родители часто обсуждали между собой произошедшее, но детям было запрещено задавать какие-либо вопросы об. Помню, что после этого таинственного исчезновения, о причинах которого я узнаю гораздо позже, у Моны снова начались резкие перепады настроения. Большую часть времени она грустила и тосковала, а потом вдруг на нее нападало неудержимое веселье.

Сестра начинала смеяться, и к ней возвращалась ее природная красота: Мона была очень симпатичной девушкой. Но, независимо от настроения, ко мне сестра всегда относилась особенно ласково и даже покровительственно. Наверное, в ней говорил материнский инстинкт… Иногда Мона брала меня с собой разглядывать витрины на проспекте Хайл, известном своими роскошными магазинами одежды.

Прижавшись носом к стеклу, я с завистью смотрела на расшитые блестками вечерние платья. Красные юбки, блузки из разноцветного шелка: На витрину также выставляли свадебные платья, которые были похожи на костюмы сказочных фей из заграничных фильмов. Невероятно прекрасные, они переполняли меня мечтами. Разговор с судьей Судья Абдо с трудом скрывает удивление: У него тонкие черты лица; от белой рубашки смуглая кожа кажется более светлой. Но услышав мой ответ, судья темнеет — ему явно не верится, что я говорю правду.

Не знаю как, но мне удается сдержаться и не разрыдаться перед судьей. Словно весь запас слез уже закончился. Меня охватывает страшное волнение, но я твердо знаю, чего хочу. Навсегда избавиться от этого кошмара — и никаких больше страданий в тишине. Мужчина принимается нервно теребить усы. Только бы он согласился мне помочь! Ведь судья, в конце концов, обладает большой властью.

Ясмин Кениг: «В 15 лет меня насильно выдали замуж. Моя бабушка и мать»

Смотрю ему прямо в глаза: Он дергается, будто я со всего размаху влепила ему пощечину. Наконец собеседник напрямую задает мне чрезвычайно важный вопрос: Я сглатываю подступивший к горлу комок. Стыдно говорить о таких вещах, это неприлично. В моей стране женщины должны держать дистанцию с незнакомыми мужчинами. А я этого судью вижу первый раз в жизни. Но в ту же секунду становится понятно: От меня не ускользает то, насколько его шокировали эти слова, хотя он и пытается скрыть свои чувства.

Наконец мужчина глубоко вздыхает и решительно произносит: Наступает странное облегчение — хоть кому-то я смогла открыто во всем признаться. С моих плеч свалился тяжелый груз. Судья Абдо трясущейся рукой хватает телефонную трубку и обменивается парой замечаний с невидимым собеседником наверняка со своим коллегой.

В то же время его руки продолжают лихорадочно действовать. Он намерен покончить с этим кошмаром как можно скорее. Только бы все решилось в мою пользу! Если повезет, все произойдет быстро, очень быстро… и уже сегодня вечером я смогу вернуться в родительский дом, чтобы снова играть с братьями и сестрами. Через несколько часов будет оформлен развод. Ко мне вернется свобода. Никакого страха остаться ночью с ним наедине.

И не нужно будет снова терпеть одну и ту же пытку… Но я слишком рано радуюсь. И к сожалению, не могу гарантировать, что ты его выиграешь. Второй судья, который вскоре к нам присоединился, окончательно разрушил мои надежды на быстрый успех.

Его зовут Мохаммед аль-Гхази, и он выглядит очень смущенным.

Почти три года назад, когда мне было 17 лет, меня выдали замуж

Господин Абдо объясняет мне, что это главный прокурор, начальник судей. И он утверждает, что за все время своей работы не сталкивался с подобным делом. Они в два голоса рассказывают мне, что в Йемене девочек очень часто выдают замуж до достижения пятнадцати лет, возраста, утвержденного законодательством [14]. Но при огромном количестве преждевременных браков в стране не было еще ни одного такого развода, насколько он знает… потому что до сих пор еще ни одна маленькая девочка не дошла до суда.

Эта проблема — из ряда вон выходящая… и очень сложная. Зачем вообще нужен суд, если мне не могут сразу же дать развод? В этом случае нет ничего уникального. Законы нужны для того, чтобы помогать людям, разве не так? Эти судьи выглядят очень милыми, но они не понимают, что, если я вернусь домой без решения о разводе, муж придет за мной, и снова начнутся побои и издевательства.

Нет, я не хочу возвращаться. Сердито хмурюсь, чтобы судьи наконец осознали — я не отступлюсь. Эхо собственного голоса пугает. Наверное, я слишком громко крикнула. Или все из-за высоких белых стен? Время близится к двум часам дня, значит, скоро все закроется. Сегодня среда, то есть завтра наступают мусульманские выходные. И суд не откроется до субботы. Абдо и Мохаммед тоже переживают по поводу того, что мне придется идти домой.

Абдо приходит в голову идея: Страшное признание до сих пор не укладывается у судьи в голове, и он готов на все, чтобы вырвать меня из когтей мужа. Но Абдо быстро передумал, вспомнив, что жена и дети уехали за город на несколько дней и он остался дома совсем.

А по исламским традициям женщина не должна оставаться наедине с мужчиной, не являющимся ее mahram, то есть не связанным с ней родственными узами. На помощь приходит третий судья, Абдель Вахед. Его семья рядом, и в доме достаточно места, чтобы я смогла у них немного пожить.

По крайней мере, на какое-то время. У господина Абделя тоже есть усы, но он не такой худой, как Абдо, более коренастый. Очки в железной оправе, деловито сидящие на носу судьи, придают ему чрезвычайно серьезный вид. В строгом костюме мужчина выглядит очень импозантно, и я немножко побаиваюсь с ним разговаривать. Но придется взять себя в руки и спрятать свою стеснительность в самый дальний уголок своей души — одним словом, сделать все, чтобы не возвращаться домой… Успокаивает то, что Абдель с первых минут общения производит впечатление любящего отца, который заботится о своих детях.

Не такого, как мой… У него большая и очень удобная машина. Внутри чисто и свежо, из кондиционера дует холодный воздух, который приятно щекочет лицо. На протяжении всего пути к дому господина Абделя я почти все время молчу.

Не знаю, в чем причина: Абдель Вахед первым нарушает молчание: Ни о чем не волнуйся. Ты имеешь полное право требовать развода. Множество девочек сталкиваются с подобными проблемами, но, к несчастью, они не решаются говорить об этом вслух.

Мы сделаем все возможное, чтобы не позволить тебе вернуться к мужу. Мои губы начинают медленно принимать форму полумесяца. Как давно я не улыбалась! Добравшись до дома, Абдель Вахед спешит представить меня жене Сабе и детям. Его дочь Шима моложе меня на три или четыре года.

О таких игрушках мечтают все девочки Йемена. Реакция Шимы на рассказ матери о том, что меня избивал злой господин, не может быть более естественной. Девочка старательно хмурит брови, подражая взрослым, когда они собираются кого-то отругать. Меня глубоко трогает ее сочувствие. Тепло улыбаясь, Шима зовет меня играть к себе в комнату, потом берет за руку. Четыре мальчика очевидно, братья Шимы смотрят мультики. У судьи Абделя в доме два телевизора, какая роскошь! Вот она какая, жизнь в семье… Опасения не оправдались, меня приняли как родную.

Уверена, что теперь меня обязательно выслушают. Сегодня вечером, сидя по-турецки в гостиной, я впервые нашла в себе силы рассказать свою историю… 4. Свадьба Февраль года Когда я с Моной гуляла по проспекту Хайл, то не замечала, как летит время.

Иногда мы так сильно прижимались мордашками к витрине любимого магазина, что вечерние платья исчезали за запотевшим перед нашими глазами стеклом. Можно было часами смотреть на белый свадебный наряд манекена. Как сильно оно отличалось от черных покрывал, в которые кутались с головы до ног женщины на улицах. Она всегда прятала за ним лицо, когда выходила из дома.

  • Замуж, за нелюбимого...
  • Book: Мне 10 лет, и я разведена
  • Родители отдали меня замуж насильно

Ей не довелось испытать радостей свадебной суматохи. Сестру выдавали замуж на скорую руку, так что единственной праздничной деталью стало голубое платье. О других обстоятельствах своего замужества Мона предпочитала молчать. С тех пор как ее муж неожиданно исчез в неизвестном направлении, я ни разу не слышала, чтобы она о нем говорила. Наверное, он уехал куда-то далеко от Йемена, но у меня хватало ума не расспрашивать родных о его судьбе.

Мона не любила, когда к ней приставали по этому поводу. Сестра ограничивалась тем, что шептала мне на ушко: Я и представить себе не могла, что этот день наступит так.

Новый дом, новая жизнь! За несколько лет до этого мне довелось принять участие в некоторых церемониях, когда замуж выходили дальние родственницы. Помню, было много музыки и танцев. На лице — искусный макияж, волосы уложены в парикмахерской, совсем как у моделей, которые изображены на этикетках от шампуня.

А у самых кокетливых челка была украшена маленькой заколкой в форме бабочки. На этих праздниках всегда было так весело! Помню, как руки и запястья молодоженов украшали узорами из хны, в основном используя цветочный орнамент. Это выглядело невероятно красиво. Я говорила себе, что однажды и мои руки будут украшены хной. Когда Aba объявил, что настал мой черед, я не сразу поняла, о чем он говорит. И вначале даже восприняла эту новость с некоторым облегчением, словно наконец-то появилась надежда на спасение: С тех пор как отец потерял работу в муниципалитете, он так и не смог устроиться на постоянную службу.

Мы всегда были должны хозяину квартиры, который регулярно угрожал нас выселить. Я стала учиться помогать ей по хозяйству. Мы вместе готовили shafout, большие блины, которые поливают ароматным йогуртом с луком и чесноком, и bin al sahn, восхитительный десерт с медом.

Когда отец приносил домой достаточно денег, мама отправляла одного из братьев купить курицу, которую готовили специально для пятницы, священного дня недели по мусульманскому календарю. О мясе мы даже и не думали: Наверное, в последний раз я ела fatah — рагу из говядины — в ресторане, куда нас пригласили родственники, чтобы отметить Аид, конец рамадана.

А когда мы уходили, официант побрызгал мне на руки духами, совсем как взрослой. После этого ладошки пахли так здорово! Omma также научила меня печь лепешки. Мама разжигала огонь, я тем временем месила тесто; потом мы вместе выкладывали плоские лепешки в форме полной луны на tandour, традиционную печь.

Но однажды нам пришлось отдать tandour в обмен на несколько купонов с черного рынка. Каждый раз, когда деньги заканчивались, мама продавала что-то из своих вещей. Она уже перестала рассчитывать на отца. А потом настал день, когда продавать было уже нечего. Чтобы заработать хоть немного денег на еду, братья присоединились к толпам маленьких бродячих продавцов. Они стучатся в окна машин, стоящих на светофоре, и за несколько монеток предлагают пассажирам упаковку жвачки или пачку бумажных салфеток.

В конце концов Мона тоже стала одной из. Но попрошайничество сыграло с ней злую шутку.

Как я вышла замуж за первого встречного и что было после

Буквально через двадцать четыре часа сестру схватила полиция и отправила на несколько дней в специальное место для людей, совершивших глупости. Вернувшись домой, Мона рассказала, что там она встретила женщин, которых обвиняли в том, что они встречались с несколькими мужчинами сразу, и охранники в тюрьме таскали их за волосы.

Оправившись от потрясения, Мона снова отправилась просить милостыню — и опять нос к носу столкнулась с полицией. После второго заключения сестра решила отказаться от этой рискованной затеи. Значит, пришла наша с Хайфой очередь идти на улицу. Взявшись за руки, мы тихо скребли ногтями по окнам машин, едва осмеливаясь смотреть в глаза водителям.

История:Я выхожу за муж.(история реальная)

Очень часто они делали вид, что не замечают двух бедно одетых девочек. Это был не лучший способ заработка, но у меня не было выбора. А послеполуденные часы папа все чаще проводил у соседей, жуя кат.

Aba говорил, что это помогает ему забыть о проблемах. Значит она сестра моей свекрови? Да,наверно,но откуда она меня знает? У меня было много вопросов и пока я наводила порядок в голове даже не заметила,что свекровь ушла и ко мне подошла Аида. Она надела на меня браслет,потом обняла и не отпуская на ушко сказала А-Даже не думай подходить к моему мужу тварь ,я с ним 5 лет и он меня любит,я ему сына родила и вот ещё ребёнка через месяц рожу она была на 8 месяце беременности поняла?

Он меня любит,а на тебе женился из за того что это было последней просьбой его позорщицы-тети!!! После этих слов она мило улыбнулась и на последок поцеловав в щечку удалилась А я же там кипела со злости Как можно настолько лицемерничать?? Я удивляюсь от таких людей Ко мне подошла Милана М-Ты чего?

Что она тебе сказала? С точки зрения психологии: Такие ситуации приходится разбирать довольно часто, и что интересно, изложенное Вами чаще всего наблюдается в тех семьях, где есть существенная разница в возрасте между мужем и женой. Думаю, что и в Вашем случае многое обусловлено именно. Конечно, тут дело не в самом возрасте, а в том, что у Вас и Вашего супруга может быть разное представление о роли мужа и жены.

То, что для Вас сейчас кажется важным и требующим особого внимания, для мужа может казаться второстепенным и пройденным этапом. Наверно, лет 15 назад и для него романтика в отношениях была не на последнем месте, однако сейчас верх берут совсем другие ценности. Конечно, это не оправдывает его, поскольку ни в коей мере не освобождает от ответственности перед женой.

Однако требование от него этого самого внимания, которого Вы хотите, на практике может привести к обратному результату: Да и сами задайтесь вопросом, насколько Вам нужно выпрошенное внимание.

Родители отдали меня замуж насильно

Нужно менять подход к делу, причём кардинально. Первое, что следует сделать, так это отказаться от этих самых требований. Дело в том, что, упрекая мужа в отсутствии внимания, Вы ставите его в оборонительную позицию, заставляя либо искать оправдания своим действиям, либо просто избегать обсуждения этой темы.

Вас понять несложно, Вами движут чувства, Ваши желания вполне объяснимы, но не делайте так, что собственными действиями внесёте разлад в отношения.

Извините меня за прямоту, но в Вашем случае уместно говорить о том, что Вы навязываете себя собственному мужу. Конечно, многое можно объяснить отсутствием жизненного опыта, но тем не менее всегда есть возможность его приобрести. Попробуйте на какое-то время отказаться от упрёков и просьб провести с Вами время. При этом оставайтесь хорошей женой, не требуйте объяснений, проявляйте, как и раньше, заботу о супруге, но не требуйте внимания.

При этом наблюдайте за его поведением, отмечайте те хорошие изменения в его отношении к Вам, которые незамедлительно начнут проявляться. Не думайте о том, что я занимаю сейчас позицию защиты интересов мужа и призываю Вас просто терпеть всё происходящее молча. Нет, не об этом речь.